Меню

Мне сниться рук твоих печаль

Г. Гейне, Р. Шуман

Мои переводы Г.Гейне
(из вокального цикла Р.Шумана)
Im wundersch;nen Monat Mai,
Als alle Knospen sprangen,
Da ist in meinem Herzen
Die Liebe aufgegangen.
Im wundersch;nen Monat Mai,
Als alle V;gel sangen,
Da hab ich ihr gestanden
Mein Sehnen und Verlangen.

Когда раскроются цветы
В дни ласкового мая,
Пылает моё сердце —
Люблю я и страдаю.
Когда вновь слышно пенье птиц
В дни ласкового мая,
С ним вместе к моей милой
Летят мои признанья.

Ich hab’ im Traum’ geweinet,
Mir tr;umte du l;gest im Grab’.
Ich wachte auf und die Thr;ne
Flo; noch von der Wange herab.

Ich hab’ im Traum’ geweinet,
Mir tr;umt’ du verlie;est mich.
Ich wachte auf, und ich weinte
Noch lange bitterlich.

Ich hab’ im Traum’ geweinet,
Mir tr;umte du w;rst mir noch gut.
Ich wachte auf, und noch immer
Str;mt meine Thr;nenfluth.

Во сне вижу образ печальный:
Тебя нет в живых, ты — мертва.
И катятся слёзы отчаяния,
И в страхе дышу я едва.
Во сне вижу образ печальный:
Ты таешь в сиянии дня,
Очнувшись, я снова рыдаю,
Судьбу за несчастье кляня.
Во сне вижу образ печальный:
Твой взгляд из моих сладких грёз,-
И вновь обливаюсь слезами,
И вновь просыпаюсь от слёз.

Эти же стихи в переводе других авторов:
Перевод Аргамакова:
В сияньи теплых майских дней
Листок раскрылся каждый,
Во мне тогда проснулась
Любви и ласки жажда.

В сияньи теплых майских дней
Звенело птичек пенье,
И я поведал милой
Любви моей томление.

Перевод Быкова:
С приходом чудных майских дней,
Когда все почки развернулись,
Проникла в сердце мне любовь
И чары все ее вернулись.

С приходом чудных майских дней,
Когда запели нежно птицы, —
И я все слезы и мечты
Поверг к ногам моей царицы.

Во сне я горько плакал:
Мне снилось, тебя погребли,
И я проснулся в страхе,
И все еще слезы текли.

5Во сне я горько плакал:
Мне снилось, забыт я тобой,
И я проснулся и долго
Рыдал над своей судьбой.

Во сне я горько плакал:
Мне снилось, мы вновь вдвоем,
И я проснулся, и слезы
Доныне льются ручьем.

Плакал я во сне: мне снилось,
Что в могиле ты лежала;
Я проснулся — и слезинка
По щеке моей бежала.

Плакал я во сне: мне снилось,
Что пришла пора разлуки;
Я проснулся — и лилися
Долго слёзы горькой муки.

Плакал я во сне: мне снилось,
Будто я любим тобою;
Я проснулся — слёзы льются
И теперь ещё рекою.

Г.Гейне. Я не сержусь
Ich grolle nicht und wenn das Herz auch bricht.
Ewig verlor’nes Lieb, ich grolle nicht.
Wie du auch strahlst in Diamantenpracht,
es f;llt kein Strahl in deines Herzens Nacht.

Das weiss ich l;ngst. Ich sah dich ja im Traume,
Und sah die Nacht in deines Herzens Raume,
Und sah die Schlang’, die dir am Herzen fri;t,
Ich sah, mein Lieb, wie sehr du elend bist.

Сержусь ли я? Не скрою – я томлюсь.
Я потерял любовь, но не сержусь,
Ведь свет твоих очей холоден, как алмаз,
Молчание – яснее всяких фраз.

Сержусь ли я ? Во сне ты предо мной:
Твоя душа темна, и чёрною змеёй
Закралась в сердце тихая печаль.
Я не сержусь. Мне ничего не жаль.

Романсы из вокального цикла Р.Шумана звучат в исполнении Нины Дорлиак — жены Святослава Рихтера. Партию фортепиано исп. С. Рихтер

Источник



Мне сниться

Какие стихи вы предпочитаете?

Стихи — Прошу перестань мне сниться

Стихи — Перестань мне сниться

Все предрешено, нужно дальше жить,
Высохнет слеза на густых ресницах,
Разорву навек между нами нить,
Одного прошу: перестань мне сниться.

В запахе духов, в спектре света звезд,
В музыке сердец, в лицах проходящих,
Знаю, что прошло, знаю, что всерьез,
Мир не узнаю, он ненастоящий.

Высохли цветы, что ты мне дарил,
Поцелуи с щек вывели морозы,
Оторвать хочу руку от перил,
Но боюсь упасть, и опять заноза

В коже и в душе, в тиканье часов,
Что три дня назад приближали встречу,
А.

Стихи — Мне снится. мне снится

С неба звезда для меня не упала.
Солнце в ладонях я не удержала.
Лечу в неизвестность. сорвалась с орбиты.
А может быть это. мне снится. мне снится.

Нет больше правил. границы разрушены.
У края стою. мои руки опущены.
Страшно и я. боюсь оступиться.
А может быть это. мне снится. мне снится.

Снова и снова. удар жёсткий в спину.
Попала я вновь под жизни лавину.
Падает снег на мои ресницы.
А может быть это. мне снится. мне снится.

Стихи — Мне снится.

Мне снится запах тела твоего…
Ах, как бы мне не просыпаться,
Вдохнуть всей грудью, глубоко,
Так краток сон – не надышаться…

Читайте также:  Сонник к чему снятся питоны

Мне снится рук твоих тепло…
Ах, как бы мне не просыпаться,
В ладонях спрятать бы лицо,
Так краток сон – не приласкаться…

Мне снится нежность губ твоих…
Ах, как бы мне не просыпаться,
Одно б дыханье — на двоих,
Так краток сон – чтоб целоваться…

Мне снится взгляд желанья полный…
Ах, как бы мне не просыпаться,
Любви меня качают волны,
Так краток сон – чтоб.

Стихи — Мне снится дом в окружение сосен.

Мне снится дом в окружение сосен,
Мне снится дом, а за домом луг,
И белый козленок настолько несносен,
Что всерьез рассердился почтенный индюк:

« Неужели нельзя как можно тише
Бегать, прыгать, скакать и петь?
Нужно помнить, законом свыше
Нам положено в срок умереть!

А поэтому будь спокоен,
Мирно стой и пасись на лугу.
Вот тогда ты станешь достоин
Упокоится в теплом хлеву.»

«Разве можно сидеть на месте,
Когда рядом высокий лес,
Когда воля, задор и песня
Мне.

Стихи — Мне снится бал. Новый 1910 год

Мне снится , как в снегу мелькают лица,
Какой –то граф, княгиня и поэт.
— А говорят, что он опять влюбился.
— Ну что вы, дорогая, вовсе нет.
Сто лет назад она была прекрасна
И так юна, та милая княжна.
Карета привезла ее на праздник
Чужих страстей, и видела она,
Как этот свет с восторгом и презреньем
Все отвергает, что могло случиться?
Сто лет назад любовь и вдохновенье,
И память воскрешает эти лица.

— А говорят, она его оставит.
— Да все пустое, милая моя.
И старый князь.

Стихи — Мне снится

Мне снится, иль снова мечтаю?
Иль сказка сейчас наяву?
Снежинкой от нежности таю.
И мысли свои не пойму…

Пусть в розовом чудном дыханье
Предчувствие тайны живёт.
Пусть небо нас звёздами манит
И синею бездной зовёт!

Стихи — Мне снится лето

Снежинки на ресницах.
Снежинки на ладонях.
А мне. всё лето снится.
Прибоя шум и море.

Мороз рисует молча.
Узоры на окошке.
Но только шум прибоя.
Становится всё громче.

Мне снятся твои губы.
И поцелуи нежные.
Мне снятся твои руки.
Бриз моря лёгкой негою.

Мне пишет на окошке.
Мороз. что холода.
Но тает снег в ладошке.
В ней лето. не зима.

Снежинки на ресницах.
Снежинки на ладонях.
Ты снова мне приснился.
Прибоя шум и море.

Стихи — Степь родная мне снится опять.

Ровный пол, плиток белых квадраты,
Бело всё : потолок, дверь, стена.
А мне снились под шифером хаты,
Степь и неба над ним синева.

Белый цвет всё размыв, обезличил,
За окном город-улей шумит.
Чешуёй, красной крыш черепица,
По ней дождь барабаня стучит.

Всё в подтёках стекло, словно в слёзах,
Плачет мир вспоминая весну.
Он забыл здесь зимой о морозах,
И стучит всё дождём по окну.

Я усну и быть может присниться,
Степь родная во сне мне опять.
Где снег белый на солнце искриться.

Стихи — Мне снился дождь

Мне снится дождь, весенний дождь,
Аллеи царственных каштанов,
Баюкает, ласкает ложь
…От глаз твоих безумно пьяный.

А за окном метет метель,
Сметая снег метлой в сугробы,
Как далеко сейчас апрель.
И не подвластно даже богу

Сменить картины белых дней
Цветным узором возрожденья
Тебя, ромашковых полей
Промокших, в ливнях наслажденья.

А дождь сильней , все льет и льет,
И бьет как в бубен по асфальту,
И губ твоих преступный мед,
Но их всегда так было мало.

Источник

Классики без цензуры (внимание мат)

Не самые известные произведения отечественных классиков (баян но не многие читали):

Есенин С. А. — «Не тужи, дорогой, и не ахай»

Не тужи, дорогой, и не ахай,
Жизнь держи, как коня, за узду,
Посылай всех и каждого на хуй,
Чтоб тебя не послали в пизду!

Есенин С. А. — «Ветер веет с юга и луна взошла»

Ветер веет с юга
И луна взошла,
Что же ты, блядюга,
Ночью не пришла?

Не пришла ты ночью,
Не явилась днем.
Думаешь, мы дрочим?
Нет! Других ебём!

Есенин С. А. «Пой же, пой. На проклятой гитаре»

Пой же, пой. На проклятой гитаре
Пальцы пляшут твои вполукруг.
Захлебнуться бы в этом угаре,
Мой последний, единственный друг.

Не гляди на ее запястья
И с плечей ее льющийся шелк.
Я искал в этой женщине счастья,
А нечаянно гибель нашел.

Я не знал, что любовь — зараза,
Я не знал, что любовь — чума.
Подошла и прищуренным глазом
Хулигана свела с ума.

Пой, мой друг. Навевай мне снова
Нашу прежнюю буйную рань.
Пусть целует она другова,
Молодая, красивая дрянь.

Ах, постой. Я ее не ругаю.
Ах, постой. Я ее не кляну.
Дай тебе про себя я сыграю
Под басовую эту струну.

Читайте также:  К чему снится мертвый ребенок в воде свой

Льется дней моих розовый купол.
В сердце снов золотых сума.
Много девушек я перещупал,
Много женщин в углу прижимал.

Да! есть горькая правда земли,
Подсмотрел я ребяческим оком:
Лижут в очередь кобели
Истекающую суку соком.

Так чего ж мне ее ревновать.
Так чего ж мне болеть такому.
Наша жизнь — простыня да кровать.
Наша жизнь — поцелуй да в омут.

Пой же, пой! В роковом размахе
Этих рук роковая беда.
Только знаешь, пошли их на хуй.
Не умру я, мой друг, никогда.

Есенин С. А. — «Сыпь, гармоника. Скука. Скука»

Сыпь, гармоника. Скука. Скука.
Гармонист пальцы льет волной.
Пей со мною, паршивая сука,
Пей со мной.

Излюбили тебя, измызгали —
Невтерпеж.
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Иль в морду хошь?

В огород бы тебя на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.

Сыпь, гармоника. Сыпь, моя частая.
Пей, выдра, пей.
Мне бы лучше вон ту, сисястую, —
Она глупей.

Я средь женщин тебя не первую.
Немало вас,
Но с такой вот, как ты, со стервою
Лишь в первый раз.

Чем вольнее, тем звонче,
То здесь, то там.
Я с собой не покончу,
Иди к чертям.

К вашей своре собачьей
Пора простыть.
Дорогая, я плачу,
Прости. прости.

Маяковский В. В. — «Вам»

Вам, проживающим за оргией оргию,
имеющим ванную и теплый клозет!
Как вам не стыдно о представленных к Георгию
вычитывать из столбцов газет?

Знаете ли вы, бездарные, многие,
думающие нажраться лучше как, —
может быть, сейчас бомбой ноги
выдрало у Петрова поручика.

Если он приведенный на убой,
вдруг увидел, израненный,
как вы измазанной в котлете губой
похотливо напеваете Северянина!

Вам ли, любящим баб да блюда,
жизнь отдавать в угоду?!
Я лучше в баре блядям буду
подавать ананасную воду!

Маяковский В. В. «Вы любите розы? А я на них срал»

Вы любите розы?
а я на них срал!
стране нужны паровозы,
нам нужен металл!
товарищ!
не охай,
не ахай!
не дёргай узду!
коль выполнил план,
посылай всех
в пизду
не выполнил —
сам
иди
на
хуй.

Маяковский В. В. — «Гимн онанистов»

Мы,
онанисты,
ребята
плечисты!
Нас
не заманишь
титькой мясистой!
Не
совратишь нас
пиздовою
плевой!
Кончил
правой,
работай левой.

Маяковский В. В. — «Кто есть бляди»

Не те
бляди,
что хлеба
ради
спереди
и сзади
дают нам
ебти,
Бог их прости!
А те бляди —
лгущие,
деньги
сосущие,
еть
не дающие —
вот бляди
сущие,
мать их ети!

Маяковский В. В. — «Лежу на чужой жене»

Лежу
на чужой
жене,
потолок
прилипает
к жопе,
но мы не ропщем —
делаем коммунистов,
назло
буржуазной
Европе!
Пусть хуй
мой
как мачта
топорщится!
Мне все равно,
кто подо мной —
жена министра
или уборщица!

Маяковский В. В. — «Эй, онанисты»

Эй, онанисты,
кричите «Ура!» —
машины ебли
налажены,
к вашим услугам
любая дыра,
вплоть
до замочной
скважины.

Лермонтов М. Ю. — «К Тизенгаузену»
Не води так томно оком,
Круглой жопкой не верти,
Сладострастьем и пороком
Своенравно не шути.
Не ходи к чужой постеле
И к своей не подпускай,
Ни шутя, ни в самом деле
Нежных рук не пожимай.
Знай, прелестный наш чухонец,
Юность долго не блестит!
Знай: когда рука господня
Разразится над тобой
Все, которых ты сегодня
Зришь у ног своих с мольбой,
Сладкой влагой поцелуя
Не уймут тоску твою,
Хоть тогда за кончик хуя
Ты бы отдал жизнь свою.

Лермонтов М. Ю. — «О как мила твоя богиня»

Экспромт
О как мила твоя богиня.1
За ней волочится француз,
У нее лицо как дыня,
Зато жопа как арбуз.2

Лермонтов М. Ю. — «Ода к нужнику»

О ты, вонючий храм неведомой богини!
К тебе мой глас. к тебе взываю из пустыни,
Где шумная толпа теснится столько дней
И где так мало я нашел еще людей.
Прими мой фимиам летучий и свободный,
Незрелый слабый цвет поэзии народной.
Ты покровитель наш, в святых стенах твоих
Я не боюсь врагов завистливых и злых,
Под сению твоей не причинит нам страха
Ни взор Михайлова, ни голос Шлиппенбаха
Едва от трапезы восстанут юнкера,
Хватают чубуки, бегут, кричат: пора!
Народ заботливо толпится за дверями.
Вот искры от кремня посыпались звездами,
Из рукава чубук уж выполз, как змея,
Гостеприимная отдушина твоя
Открылась бережно, огонь табак объемлет.
Приемная труба заветный дым приемлет.
Когда ж Ласковского приходит грозный глаз,
От поисков его ты вновь скрываешь нас,
И жопа белая красавца молодого
Является в тебе отважно без покрова.
Но вот над школою ложится мрак ночной,
Клерон уж совершил дозор обычный свой,
Давно у фортепьян не раздается Феня.
Последняя свеча на койке Беловеня
Угасла, и луна кидает бледный свет
На койки белые и лаковый паркет.
Вдруг шорох, слабый звук и легкие две тени
Скользят по каморе к твоей желанной сени,
Вошли. и в тишине раздался поцалуй,
Краснея поднялся, как тигр голодный, хуй,
Хватают за него нескромною рукою,
Прижав уста к устам, и слышно: «Будь со мною,
Я твой, о милый друг, прижмись ко мне сильней,
Я таю, я горю. » И пламенных речей
Не перечтешь. Но вот, подняв подол рубашки,
Один из них открыл атласный зад и ляжки,
И восхищенный хуй, как страстный сибарит,
Над пухлой жопою надулся и дрожит.
Уж сближились они. еще лишь миг единый.
Но занавес пора задернуть над картиной,
Пора, чтоб похвалу неумолимый рок
Не обратил бы мне в язвительный упрек.

Читайте также:  Снился лес и волки

Лермонтов М. Ю. — «Расписку просишь ты, гусар»

асписку просишь ты, гусар,
Я получил твое посланье;
Родилось в сердце упованье,
И легче стал судьбы удар;
Твои пленительны картины
И дерзкой списаны рукой;
В твоих стихах есть запах винный,
А рифмы льются малафьёй.

Борделя грязная свобода
Тебя в пророки избрала;
Давно для глаз твоих природа
Покров обманчивый сняла;
Чуть тронешь ты жезлом волшебным
Хоть отвратительный предмет,
Стихи звучат ключом целебным,
И люди шепчут: он поэт!

Так некогда в степи безводной
Премудрый пастырь Аарон
Услышал плач и вопль народный
И жезл священный поднял он,
И на челе его угрюмом
Надежды луч блеснул живой,
И тронул камень он немой, —
И брызнул ключ с приветным шумом
Новорожденною струей.

Пушкин А. С. — «Анне Вульф»

Увы! напрасно деве гордой
Я предлагал свою любовь!
Ни наша жизнь, ни наша кровь
Ее души не тронет твердой.
Слезами только буду сыт,
Хоть сердце мне печаль расколет.
Она на щепочку нассыт,
Но и понюхать не позволит.

Пушкин А. С. — «Желал я душу освежить»

Желал я душу освежить,
Бывалой жизнию пожить
В забвеньи сладком близ друзей
Минувшей юности моей.
____

Я ехал в дальные края;
Не шумных блядей жаждал я,
Искал не злата, не честей,
В пыли средь копий и мечей.

Пушкин А. С. — «К кастрату раз пришел скрыпач»

К кастрату раз пришел скрыпач,
Он был бедняк, а тот богач.
«Смотри, сказал певец безмудый, —
Мои алмазы, изумруды —
Я их от скуки разбирал.
А! кстати, брат, — он продолжал, —
Когда тебе бывает скучно,
Ты что творишь, сказать прошу».
В ответ бедняга равнодушно:
— Я? я муде себе чешу.

Пушкин А. С. — «Из письма к Жуковскому»

Веселого пути
Я Блудову желаю
Ко древнему Дунаю
И мать его ебти.

Пушкин А.С. — «Рефутация г-на Беранжера»
Ты помнишь ли, ах, ваше благородье,
Мусье француз, говенный капитан,
Как помнятся у нас в простонародье
Над нехристем победы россиян?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ты помнишь ли, как за горы Суворов
Перешагнув, напал на вас врасплох?
Как наш старик трепал вас, живодеров,
И вас давил на ноготке, как блох?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ты помнишь ли, как всю пригнал Европу
На нас одних ваш Бонапарт-буян?
Французов видели тогда мы многих жопу,
Да и твою, говенный капитан!
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ты помнишь ли, как царь ваш от угара
Вдруг одурел, как бубен гол и лыс,
Как на огне московского пожара
Вы жарили московских наших крыс?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так. сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ты помнишь ли, фальшивый песнопевец,
Ты, наш мороз среди родных снегов
И батарей задорный подогревец,
Солдатской штык и петлю казаков?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ты помнишь ли, как были мы в Париже,
Где наш казак иль полковой наш поп
Морочил вас, к винцу подсев поближе,
И ваших жен похваливал да еб?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Источник